[ Перейти на главную страницу ] | [ Перейти в раздел "Библиотека" ]
  кафедра теологии  


Вечером на воскресенье восьмого апреля в церкви мученицы Татьяны при МГУ, где мы с моей крестницей были на праздничной службе, Пасха чувствовалась даже в воздухе. Пахло букетами роз и лилий, горящим воском множества красных свечей, освещаемыми куличами, пасхами и прочими вкусностями. Алтарные иконы Спасителя и Богородицы, а также Царские Врата украсили алыми, бордовыми, чайными, светло-малиновыми и белыми розами. С паникадила на красных ленточках свисают пасхальные яйца. Клир еще не переоблачился. Напротив Царских Врат на солее находится Плащаница, которую затем с молитвой священники уносят в алтарь. Всенощной нет. В храме читаются Деяния святых апостолов. Вот уже весь храм и притвор кишит нарядными мирянами. Очень многие женщины и девушки в красных платках, кофтах и юбках. Готовятся к крестному ходу, зажигают лампадки, свечки, набрасывают на плечи пальто и куртки. Заботливая пожилая женщина, увидев меня водной блузке, предлагает мне свою шаль. Сначала духовенство с протоиереем Максимом Козловым во главе, затем все остальные прихожане выходят из храма через черный ход. Здесь из-за узких дверей происходит замедление процессии, и крестный ход растягивается. Мы пробегаем по дворику факультета журналистики МГУ, быстро проносимся по Моховой, огибаем церковь и оказываемся у главного входа, где встречаем духовенство и клир с иконами и хоругвями. "Воскресение Твое, Христе Боже, ангелы поют на небеси…" - продрогшими губами напевают участники крестного хода.

- Христос воскресе!
- Воистину воскресе!

Холодно. На перекрестки Моховой и Большой Никитской остановили движение автомобилей. Священники стучатся в храмовые двери, и те открываются. Промерзший народ с пением тропаря Пасхи входит в церковь.
Там все отогреваются, заполняют опять весь храм. Очень много студентов, молодых семейных пар, вообще очень много молодежи. Дети пристраиваются ближе к солее, любопытно рассматривают догорающие лампадки и свечи.
Служится пасхальная заутреня, во время которой священники, алтарники и диакон переоблачаются в красное. Каждый иерей вместе с диаконом и чтецом, быстро пробегая по периметру храма, с возгласом "Христос воскресе!" кадят храм. Миряне отвечают: "Воистину воскресе!". Затем отец Максим с амвона читает огласительное слово Иоанна Златоуста, которое обычно читается на Пасху. Во втором часу ночи начинается Литургия. Великую ектению диакон отец Александр Волков произносит на древнегреческом. Тут моя крестница, настаивая на том, что нужно уйти, потому что скоро закроется метро, одерживает надо мной верх, и мы, протискиваясь, среди народа, выходим в притвор. Я даю себе обещание причаститься на утренней литургии в само воскресенье, которая начинается у нас в половине десятого, и мы бежим до метро.
Поднявшись в восемь часов, в вагоне метро прочитав торжественные и радостные часы Святой Пасхи вместо обыкновенного молитвенного правила, я, словно одна из жен-мироносиц, пришедших ранним воскресным утром помазать ароматами тело Христа, оказываюсь в Татьянинском храме. В притворе храма встречаю заспанных певчих. Кажется, клир разговлялся и ночевал здесь.
Служба начинается с пасхальных часов, тех которые я читала в метро. Отец Александр с прежним задором восклицает "Христос воскресе!" и обегает с кадилом храм. Великая ектения уже на славянском. Читается пролог Евангелия от Иоанна о воплотившемся Предвечном Слове. Снова слышна умилительная Херувимская песнь. Царские Врата не закрываются, они будут открыты всю Светлую седмицу. Можно увидеть причащение священников. После службы литургисающий иерей Игорь Палкин разрешает всем желающим позвонить в колокола. Это возможно на всей следующей неделе после утренних служб. Дети почти сразу с шумом и гамом взбираются по лестнице на колокольню, и по храму раздается неумелый звон, славящий Светлое Христово воскресение.

Пучкова Софья, 2-й курс, Теология.



   


На правах рекламы: YUASA